«...Ни минуты скуки и море адреналина...»

13 января – дата для наших журналистов – не только печатных изданий, но теле-, радиокомпаний – особенная. На неё приходится День российской печати.

К профессиональному празднику мы подготовили весьма необычный обзор, в котором собраны ключевые моменты из биографий известных российских журналистов. «Необычность» здесь в том, что всех героев объединяет одно – они не оканчивали журфак, но это им не помешало в построении успешной карьеры в СМИ.

 

Владимир Познер

Образование: биолого-почвенный факультет МГУ им. М.В. Ломоносова.

Всемирно признанного журналиста можно смело назвать главным примером акулы пера без диплома журфака. Родился во Франции, пошёл в школу в Америке, аттестат зрелости получил в Восточном Берлине. Подобные зигзаги последовали и во взрослой жизни. Познер не стал специалистом по выбранной профессии, имея на то соответствующий диплом МГУ. Сначала он нашёл себя в лингвистической деятельности, зарабатывая на жизнь научными переводами с английского и на английский. Затем, в 1960 году, его пригласил к себе секретарём Самуил Яковлевич Маршак. А в следующем году Познер поступил на работу в агентство печати «Новости», и вот уже более полувека отдаёт себя журналистскому делу.

Гражданин трёх стран Владимир Владимирович считает систему подготовки в школе журналистики Колумбийского университета США № 1 в мире. Не потому что в ней собраны лучшие преподаватели, внимая которым, можно научиться писать блестящие тексты. По мнению Познера, никому не стать полноценным журналистом без жизненного опыта за плечами. Вчерашний школьник мало что видел в жизни, ничего не умеет. Стало быть, и рассказать ему особо не о чем. Тогда как в упомянутую школу журналистики поступают взрослые состоявшиеся люди, уже имеющие иное высшее образование. То есть, уже чего-то добившись в жизни в другой сфере, они вновь становятся студентами и переучиваются с сознанием того, что работа в СМИ – их настоящее призвание.

 

Владимир Соловьёв

Образование: Московский институт стали и сплавов. Кандидат экономических наук.

Знаменитый тёзка Познера солидарен с ним во мнении, каким должен быть путь становления журналиста.

«Я никогда не мог понять, что такое «журналист» по профессии. Я не заканчивал журфак, мне тяжело об этом судить… Но не могу себе представить: человек приходит на журналистский факультет и его там чему-то учат. После него он такой «шоколадный» выходит с мыслью «Я журфак закончил!» Ну и? Ты что-то в экономике понимаешь? Пфф… Ты разбираешься в политике? Пфф… Может, ты в научно-техническом прогрессе смыслишь? Пффф! Ты журналист, но что умеешь делать?

В конечном итоге у тебя всегда появляется специализация. Поэтому очень много людей, которые работают на телевидении или профессионально занимаются журналистикой, но по своему изначальному образованию – совсем другие. И мне всегда думалось, что лучше (так же как в актёрской или режиссёрской профессии) если журналист – это вторая профессия, которая идёт «над» технической, гуманитарной – какой угодно. Если нет этого базиса, то все твои суждения будут крайне поверхностными.

«Расскажите мне что-нибудь интересное – чем вы в жизни занимаетесь?» Ну это же не интервью! Это ни о чём».

По собственному признанию, Соловьёв не мечтал о журналистике. Не желал и работы в металлургии, будучи инженером-краснодипломником. Вдумчивый, нешаблонный подход к любому делу и тяга к знаниям – вот, что он отмечает на своём пути к вершинам журналистского мастерства.

 

Алексей Попов

Нет высшего образования.

От общеполитической – к спортивной журналистике.

Старт профессионального пути Алексея Попова стремителен, как разгон «Феррари». Его карьера началась в 17 (!) лет. Свой журналистский талант он продемонстрировал в начале девяностых, когда в нашей стране только-только стали освещать новости о Формуле-1.

В 1991 году юный Алексей, увлекающийся автогонками, прочёл статью в одной крупной спортивной газете об этапе «королевских гонок». Его удивил факт появления подобной информации в наших СМИ, но не меньше он удивился некомпетентному содержанию материала. И возмущённый юноша-максималист отправился в редакцию, нашёл автора и указал ему на допущенные ошибки и промахи. Журналист (оказавшийся, кстати, заместителем главного редактора) отреагировал на критику предложением в стиле футболистов нынешней сборной России – попробовать сочинить статью самому. Тем самым он открыл дверь Алексею Попову в журналистскую профессию. На следующий день нашего героя ждала приятная неожиданность: его текст оказался на страницах газеты с подписью «Алексей Попов».

С того дня карьера шла неизменно по восходящей, и сегодня Попов – значимое лицо в журналистском клубе чемпионата мира Формула-1. Как успешная личность без какого-либо высшего образования, он акцентирует внимание на саморазвитии, подчёркивая, что зачастую самообразование эффективнее «целого года безделья и пяти бессонных ночей на подготовку к сессии».

 

Евгений Дзичковский

Образование: Ставропольское высшее военное инженерное училище связи им. 60-летия Великого Октября.

Смена профессии – психологически нелёгкое решение, требующее смелости и уверенности в собственных силах. А переквалифицируясь в журналиста, становясь человеком публичным, серьёзно рискуешь репутацией. Чтобы сделать подобный шаг, необходима решимость. Коей наш следующий герой определённо обладает. Евгений Дзичковский, видный спортивный обозреватель, пришёл в журналистику из Вооружённых сил.

33-летний старший офицер Дзичковский служил в ракетных войсках стратегического назначения, на ядерном щите страны. Но и в такой суровой дисциплине у него находилось время на увлечение спортом. Будучи неплохим атлетом, закалённым армейской подготовкой, свою спортивную страсть он удовлетворял чтением любимой газеты «Спорт-Экспресс», не пропуская ни одного номера. И однажды наткнулся на объявление о конкурсе, который успешно прошёл и получил приглашение на стажировку.

Карьера журналиста Дзичковского начиналась с неодобрения и препонов со стороны руководства ВС РФ, откуда, понятное дело, подполковников не отпускают просто так на сторону, тем более в СМИ. Пришлось фанату спорта писать слёзный рапорт с прошением об отставке, дабы не упустить шанса трудоустройства в любимую газету.

«Я выбрал не СМИ, а «Спорт-Экспресс». Это была моя религия: любил спорт, но «Спорт-Экспресс» – ещё больше. Как болельщик и читатель».

Руководство хоть и грозило наказанием в виде тюрьмы за досрочное расторжение контракта, но в итоге пошло навстречу. И супруга подполковника поначалу уговаривала его от кардинальных перемен, не понимая, как можно уйти с военной службы в СМИ.

– Ну куда ты идёшь? В армии уже чего-то добился. Тут придётся начинать с нуля, а деньги те же.

– Ты не понимаешь. Даже если вообще не будут платить – всё равно уйду. Меня в «Спорт-Экспресс» берут!

Через несколько лет жена признала свою неправоту.

Евгений Дзичковский проработал в «СЭ» 15 лет. Из-за разногласий с новым руководством, покинул издание. Спустя некоторое время начал работать на другое авторитетное спортивное СМИ – «Советский спорт», откуда в скором времени перешёл на «Матч ТВ».

 

Слабый пол

Нельзя оставить без внимания женщин, обретших счастье журналисткой профессии, не обучаясь на то специально. Мотивы решений стать журналисткой обычно объясняются словами: «Я училась в техническом вузе и понимала, что работа инженером – не моё. Хотелось интересной деятельности, где не будет ни минуты покоя».

 

Ирада Зейналова

Ни минуты скуки и море адреналина – так популярная ведущая и репортёр на ТВ характеризует свои будни. В качестве будущего инженера-технолога по металлам и сплавам, она была направлена на стажировку и защиту диплома в США, Пенсильванию. Того требовала новизна её специализации, так как в альма-матер – МАТИ им. К. Э. Циолковского – в то время не было соответствующего оборудования.

Хорошо попрактиковавшись в английском, спустя пару лет, Зейналова получила приглашение поработать переводчиком на телевидении. Устроилась без мыслей о журналистике. Но стоило попробовать – и затянуло. Как сама признаётся Ирада, адреналин репортёрской деятельности держит её в тонусе весь день. Прямо как в одноимённом фильме с Джейсоном Стэтхемом.

 

Мария Конюкова

Петербургский журналист тоже училась на инженера. Окончание престижного вуза сулило работу по востребованной специализации и более-менее стабильную зарплату. Но это не мотивировало 22-летнюю выпускницу СПбГПУ.

«Шёл 1994 год. Меня смущало то, что я буду проводить время за чаепитиями, перемежающимися с вялой инженерной деятельностью в некоем НИИ, правда, в тепле и безопасности… С плохо преодолеваемым отвращением я писала диплом в своём техническом вузе…»

Спасением от меланхолии послужило объявление в одной городской газете. Мария с воодушевлением откликнулась на предложение пройти журналистский мастер-класс с последующей стажировкой в прессе.

«Я была приятно удивлена, узнав, что тружусь бок о бок не только с выпускниками «профильного» факультета, но и с журналистами, закончившими политех, технологический институт, физфак университета и другие совсем негуманитарные вузы: оказывается, я не одинока во вселенной! Некоторые коллеги оказались даже кандидатами технических наук. Жертвы убеждения «инженеры-то никогда не пропадут» не пропали на самом деле. Но не как «технари». Поразительно, но я десятки раз видела людей, которые из инженеров переквалифицировались в журналистов, писателей, артистов. А вот свидетелем обратного перехода не была ни разу. Видимо, технарей на самом деле намного больше. И из тюбика, до отказа набитого инженерами, хорошими и разными, нет-нет да и «выдавится» какая-нибудь акула пера…

 

Наш обзор ни в коем разе не служит призывом игнорировать журналистское, любое иное образование в вузе. Приведённые истории лишь доказывают, что для карьеры в СМИ либо для её начала вовсе необязательно учиться на журфаке, если у человека есть мотивация и желание работать, есть жажда знаний. Как высказался прозаик, киносценарист и журналист Константин Симонов: «Образованный человек тем и отличается от необразованного, что продолжает считать своё образование незаконченным».

Всех журналистов – с праздником!

Линар Ханипов