Дмитрий Тренбуков: «Не оставайтесь с долгами один на один»

1 ноября свой профессиональный праздник отметили судебные приставы. Немногие представляют, чем именно занимается одна из самых молодых силовых структур в современной России. О непростой службе в Усинске в интервью УН рассказывает и. о. начальника отдела судебных приставов по г. Усинску Дмитрий Тренбуков.

– Знаю, что ты здесь не так давно, расскажи, как получилось, что ты встал во главе службы.

– Да, я устроился в отдел 22 мая этого года, а с 1 июня возглавил. Раньше трудился в республиканской прокуратуре, но там произошло сокращение, пришлось искать новую работу. Так и попал в приставы. Поскольку у меня уже был достаточный опыт госслужбы, имелось необходимое звание, руководство предложило мне занять должность исполняющего обязанности руководителя отдела судебных приставов по г. Усинску.

– Когда ты возглавил отдел, что пришлось решать в первую очередь?

– Кадровый вопрос. Когда я пришёл в отдел, ситуация с кадрами была непростая. Работало всего два пристава. Сейчас мы практически набрали коллектив. Судебных приставов-исполнителей – пять человек, буквально на днях принимаем ещё одного сотрудника. В штате также четыре судебных пристава по ОПДС (обеспечение безопасности деятельности судов). Есть три девушки, которые трудятся в канцелярии. Они молодцы, у них большой объём работы – все исполнительные документы, входящая корреспонденция, отчёты, но справляются на отлично. Особенно выделил бы Саран Насир-кызы Гасанову. Но даже сейчас штат полностью не укомплектован. Кандидаты есть, кое-кого мы в ближайшее время примем на работу. Как только наберём кадровое расписание полностью, буду просить о расширении.

– С чем связана нехватка штата?

– Большая нагрузка на сотрудников. Когда я трудился в прокуратуре, то занимался проверками, в том числе и приставов. Прихожу – смотрю на расписание: два раза в неделю принимают по полдня. Думаю, когда они работают, чем занимаются? Но стоило самому оказаться здесь, понял, что приставы работают очень много.

Простой пример: ситуация со взысканием алиментов. Сейчас этим направлением у нас занимается Марианна Базанова, но до 25 мая на этом месте вообще не было человека. Разумеется, из-за этого много жалоб, а у Марианны в производстве большое количество дел.

Отдел долгое время был без начальника. Были люди командированные, что приезжали, месяц трудились и уезжали. Конечно, это не давало возможность наладить работу системно, спланировать её на какой-либо продолжительный срок. Я человек местный, живу в Усинске, поэтому заинтересован в том, чтобы отдел работал стабильно, чтобы были постоянные сотрудники. И считаю, что за прошедшие полгода в этом вопросе произошли большие подвижки.

– Какие основные нарушения сейчас в Усинске? С чем чаще всего приходится работать?

– Больше всего производств по налогам – у предприятий, у индивидуальных предпринимателей. Хотя и среди физических лиц имеются люди с большими долгами по налогам. В общем, работы много по всем направлениям.

– Случались ли за полгода, что ты возглавляешь отдел, какие-либо резонансные дела?

– Резонансной могу назвать ситуацию с фирмой «Коми Куэст Интернешнл». В деле было много производств и большие деньги – задолженность по зарплате перед работниками. У нас было два этапа разбирательства дела: в первый раз поступило 599 решений комиссии по трудовым спорам, во второй раз – 800. На выплаты зарплаты у компании денег нет, работа остановлена, по налогам – также долги. Но имелась дебиторская задолженность со стороны другого предприятия. Нам пришлось сработать оперативно – наложить арест на эту задолженность, возбудить дела по всем решениям комиссии по трудовым спорам, чтобы деньги были адресно направлены на погашение долгов по зарплате. Работали над этим делом семь дней в неделю, допоздна, зато люди получили всю положенную им заработную плату. Хотелось бы сказать спасибо прокуратуре за поддержку.

– Расскажи, как отдел работает с должниками? Какова процедура взыскания долгов с физических лиц по той же квартплате?

– В городе есть люди, которые принципиально не хотят платить, и задолженность за ЖКУ у них уже давно составляет не одну сотню тысяч рублей. В первую очередь мы проверяем у должника счета. Мы можем наложить арест на его банковский счёт, карточку, одновременно с этим мы проверяем имущество: движимое, недвижимое. Если сумма долга превышает тридцать тысяч рублей, мы имеем право запретить такому человеку выезд за рубеж. Это особенно актуально летом, когда начинается пора отпусков. Бывает, что люди даже сами приходят оплачивать задолженность или узнавать, есть ли у них долги и сколько.

Если человек работает, то направляем постановление о взыскании заработной платы на работу. Работодатель сам перечисляет определённый процент с зарплаты.

– В жизни случается всякое, что делать, если у тебя появились долги? Как избежать тесного общения с вашей службой?

– Платить по задолженностям. Да, бывает, что человек остался без работы, случились какие-то обстоятельства неприятные, здесь главное – платить регулярно, пусть и не в полном объёме. Нужно, чтобы и мы, и ваш взыскатель видели всю картину. Также советую не оставаться со своими долгами один на один, а идти договариваться. Как правило, тот же УГИЦ всегда идёт навстречу должникам, заключает с ними соглашение о рассрочке. И даже если состоялся суд, в нашем производстве имеется исполнительный лист. Бывает так, что УГИЦ просит его отозвать, потому что должник заключил соглашение, получил рассрочку и так далее.

– Усинск – город маленький, вас должники узнают на улице?

– Чаще всего узнают взыскатели. Да, город небольшой, и я бы сказал, что у нас зачастую всё переплетено. Есть много производств, где одно и то же предприятие или учреждение выступает то взыскателем, то должником. В таких переплетениях порой крайне непросто разобраться. Но мы работаем, выполняем свой долг перед обществом и государством.

Интервью взял
Василий Смирнов

Профессия «судебный пристав» зародилась на Руси в XVI веке, и даже ещё раньше на государевой службе появились люди, в чьи обязанности входило извещать граждан о вызове в суд, помогать в розыске обвиняемых, принуждать проигравших выполнять решение суда.

К началу XX века в России уже был сформирован институт судебных приставов, определён правовой статус сотрудников, их функции закреплены законодательно. После революции он был упразднён и снова возродился только в 1997 году, когда в силу вступили два Федеральных закона – «О судебных приставах» и «Об исполнительном производстве». Это и послужило поводом к появлению профессионального праздника.